Ты наверняка слышал о царь колоколе. Царь - колокол история кратко для детей. Царь-пушка и Царь-колокол

Царь-колокол никогда не звонил, зато он стал, пожалуй, самым известным колоколом в мире. Причем не только благодаря своим внушительным габаритам, а и весу, который составляет около 202 тонн. Но и это еще не все его достоинства: наш исполин впечатляет своим внешним декором, не говоря уже об истории создания – интересной, удивительной, неповторимой и где-то еще не до конца исследованной. Прикоснуться к Царь-колоколу – значит, прикоснуться к самой Истории, а сфотографироваться с ним на память равноценно путешествию во времени: ощущение такое, будто оказываешься в далеком прошлом…

Царь-колокол и Архангельский собор на Соборной площади в Кремле

История создания

Царь-колокол в том виде, каким мы его видим сегодня, существует полтора столетия. Однако, если быть объективными, летопись этой уникальной достопримечательности начинается с эпохи царя Ивана III Васильевича, правившего на Руси с 1462 по 1505 год. В его бытность появился самый большой по тем временам колокол, весивший 8 тонн. Когда на престол взошел его сын Василий III, он приказал отлить «свой» колокол, который бы превосходил отцовский – весом в 16 тонн. Все это напоминало некое соревнование: чей колокол окажется больше.

Когда к власти пришел Иван IV, он же Грозный, то решил не отставать от своего отца и деда и пошел еще дальше, повелев отлить колокол в 35 тонн. Но и эта величина оказалась не предельной. Свою лепту в «колокольное производство» решил внести и царь Алексей Михайлович по прозвищу Тишайший, повелевший в 1654 году отлить нового исполина, весившего целых 128 тонн и украсившего собой храм Ивана Великого в Кремле. Увы, через некоторое время этот колокол упал и разбился, не выдержав, по всей видимости, собственной тяжести.


Императрица Анна Иоанновна решила превзойти всех предшественников и в память о своем правлении повелела отлить из обломков прежнего новый колокол, увеличив при этом количество металла до 160 тонн (10 тысяч пудов). В 1730 году замысел государыни начал воплощаться в жизнь. Правда, в реальность проекта поначалу многие не верили, особенно если принять во внимание, что далеко не все мастера были готовы взяться за такую работу. Одним из тех, кто отказался, был известный французский механик Жермень. Получив такое предложение, он даже подумал, что над ним решили подшутить. Француз не представлял себе, как можно изготовить столь внушительный колокол.

А вот русского мастера Ивана Моторина никакие сомнения не одолевали - он был уверен в своих силах и согласился сразу. Работу над колоколом императрицы он начал с того, что изготовил пробную 12-пудовую модель. Одновременно он отправил в Санкт-Петербург все свои чертежи и наброски, не забыв описать схему подъема будущего великана. После того, как проект был утвержден на высочайшем уровне, мастер приступил к изготовлению Царь-колокола.

Работы по его изготовлению растянулись по времени больше, чем на полтора года, и вот 25 ноября 1735 г. грандиозное изделие было отлито. Формирование Царь-колокола осуществлялось на Ивановской площади, в специально вырытой для этого яме в 10 метров глубиной. Правда, был риск, что кожух мог не выдержать массу расплавленного металла, поэтому литейщики решили подстраховаться: пространство между литейной ямой и формой колокола засыпали тщательно утрамбованной землей.

К сожалению, И. Моторин до завершения работ не дожил, и дело всей его жизни было продолжено сыном Михаилом. Финальная плавка металла осуществлялась в четырех плавильных печах и продолжалась в общей сложности почти двое суток. Собственно отливка заняла чуть больше часа. Многие туристы, кстати, интересуются: каков состав этого сплава? Согласно проведенному лабораторному анализу, Царь-колокол в основном состоит из меди (84,51%). Анализ также показал наличие олова (13,21%), серы (1,25%). Нашли свое место в сплаве и благородные металлы: золота и серебра там 72 и 525 кг соответственно, в процентном отношении – 0,036% и 0,25%.

Когда чудо-колокол остыл, стартовали работы по чеканке. Для этого исполина поместили в яму, водрузив на металлическую решетку, которая в свою очередь держалась на двенадцати вбитых в землю дубовых сваях. Сверху яму «венчало» деревянное перекрытие. Стоит отметить, что в общей сложности над созданием этого монументального изделия трудилось около двух сотен человек – кузнецы и скульпторы, резчики и слесари, столяры и многие другие.


Когда все работы были завершены, надо было уже поднимать Царь-колокол на поверхность, но сделать этого попросту не смогли, и махина так и осталась лежать в яме. А через два года, как на беду, случился сильный пожар, который мог расплавить это чудо литейного искусства до основания. Чтобы этого не случилось, Царь-колокол поливали водой. Однако сохранить его в целости и сохранности, к сожалению, не получилось. Хотя он и не расплавился, но во многих местах – их насчитали одиннадцать – дал трещину. А еще от него отвалился внушительный фрагмент, весивший свыше 11 тонн.

Не поверите, но Царь-колокол, который должен был прославить правление Анны Иоанновны, четвертой дочери царя Ивана V – он к слову, приходился царю Петру I братом и даже был его соправителем – находился в яме… целый век. Почему так долго? Просто не могли найти способ вытащить его на поверхность. И неизвестно, сколько еще времени изделие пролежало бы в этом месте, если бы не Огюст Монферран, создатель Исаакиевского собора и Александровской колонны в Санкт-Петербурге. Он разработал сложные приспособления, благодаря которым уникальный памятник отечественного литейного искусства все же был вытянут на поверхность и установлен на белый каменный постамент.

Особенности внешнего убранства

Постамент под изделием был создан по проекту того же Монферрана. Вершину Царь-колокола венчает медная держава с позолоченным крестом, что тоже является разработкой французского архитектора, которого, к слову, на русский манер называли Августом Августовичем, иногда – Августом Антоновичем.


Царь-колокол примечателен не только своими огромными размерами, но также красотой формы и тонко прорисованными барельефами с изображениями царя Алексея Михайловича и императрицы Анны Иоанновны. Кроме того, здесь мы можем видеть барочный растительный орнамент на поясках и картушах, на котором изображены христианские святые: Иисус Христос с Девой Марией, апостол Петр и Иоанн Предтеча.

Также обращают на себя внимание ромбовидная сетка-трельяж с четырехлепестковыми цветками-розетками и другие растительные мотивы. Красивый, мастерски исполненный декор, буквально завораживает. Также на Царь-колокол нанесены надписи, из которых можно узнать некоторые значимые факты из истории его создания. Так, в нижней части, под изображением императрицы, в круглом медальоне можно прочесть надпись: «Лил сей колокол российский мастер Иван Федоров сын Моторин с сыном своим Михаилом Моториным».


Туристы во время экскурсий часто интересуются: почему на колоколе, который был отлит по велению Анны Иоанновны, запечатлена не только она, но и Алексей Михайлович? Какое отношение второй царь из династии Романовых, правивший во второй половине XVII века, имеет к «детищу» императрицы, эпоха которой пришлась на первую половину следующего столетия? Напомним, что Царь-колокол был изготовлен из старого колокола, отлитого в правление Алексея Михайловича. Изображенный в рост царь в парадном одеянии, со скипетром и державой в руках служит напоминанием об этом историческом факте.

А вот имя скульптора, создавшего удивительное орнаментальное убранство Царь-колокола, со временем было забыто. Упоминались лишь имена Петра Галкина, Василия Кобелева, Петра Серебрякова и Петра Кохтева, известных в то время мастеров пьедестального дела. Однако они были всего лишь помощниками неизвестного мастера. И если бы не архивные материалы, обнаруженные хранителем, старшим научным сотрудником музеев Московского Кремля Инной Костиной, узнать, кто был этот скульптор, возможно, не удалось бы до сих пор. Но зато теперь мы его знаем и можем назвать – это Федор Медведев.

Легенда о Царь-колоколе

Это невероятная легенда переносит нас… куда бы вы думали? В конец XVII - начало XVIII веков, то есть в петровские времена. Именно тогда, согласно преданию, и была отлита эта достопримечательность с мировой известностью.


Сюжет легенды таков. Победив в Полтавской битве, царь с войском вернулся в Москву, и в честь исторического триумфа над шведами в столице звонили во все колокола. Лишь один колокол «отказывался» подавать голос, и, думается, вы уже догадались, какой из них. Звонари изо всех сил старались раскачать его язык, но тщетно. Петр I разгневался не на шутку и направил им на помощь роту военных. Только из этого тоже ничего не вышло – их старания привели к тому, что у Царь-колокола оторвался язык, он так и не зазвонил. В народе, узнав об этом, метко подметили, что колокол упрямее самого государя.

Известный своим крутым нравом Петр рассвирепел еще больше, и, взяв в руку дубинку, которую он якобы отобрал у шведского короля Карла XII, изо всех сил ударил ею по колоколу. Удар оказался настолько сильным, что от изделия отломился целый кусок, а сам он, страшно загудев и начав вибрировать, провалился сквозь землю – причем, в буквальном смысле. Старообрядцы и сектанты увидели в этом некий знак и решили, что Царь-колокол если когда-то еще окажется на поверхности и зазвонит, то это будет в день Страшного суда.

В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, и враг наступал на Москву, внутри Царь-колокола размещался узел связи Кремлевского полка. Чтобы затемнить блеск великана и отвести внимание немецких бомбардировщиков, его покрыли специальной краской.

В течение многих лет не раз звучали предложения использовать Царь-колокол по его прямому предназначению, и для этого его всего лишь нужно спаять. Специалисты же уверяют, что все труды будут напрасными, так как, по их мнению, чистое звучание получить от этого исполина не удастся.

Посещение Царь-колокола


Допуск на территорию Московского Кремля осуществляется с 10 до 17 часов ежедневно, кроме четверга.

Единый билет на посещение архитектурного ансамбля Соборной площади стоит 500 руб., для студентов и пенсионеров действует скидка 50%, лица до 16 лет и льготные категории граждан посещают Кремль бесплатно. Помимо осмотра Царь-колокола и Царь-пушки, единый билет дает возможность увидеть Успенский, Архангельский, Благовещенский соборы, церковь Ризположения, Патриаршие палаты с церковью Двенадцати апостолов, а также несколько постоянных экспозиций и текущих выставок

Как добраться

Добираетесь на метро до Александровского сада, который расположен у стен Московского Кремля, и выходите. Здесь же, у станции метро, располагаются билетные кассы в Кремль.

Купив билет, поднимаетесь в Кутафью башню, затем проходите по мосту и, миновав Троицкую башню, оказываетесь на территории Кремля. Теперь вам нужно дойти до Сенатской площади, повернуть направо и направиться к колокольне Ивана Великого. Пройдя мимо Царь-пушки, с другой стороны вы увидите этот уникальный шедевр русского художественного литья - Царь-колокол.

Царь-колокол в Кремле - уникальное произведение литейного искусства. Это единственный колокол, не издавший за все время своего существования ни единого звука. Приведем в нашей статье его историю кратко, которая будет интересна и для детей, и для взрослых.

История царь-колокола и его предшественников

Началась его история еще в 1600 году, когда по приказу Бориса Годунова русским мастером Иваном Чоховым был отлит огромный колокол, масса которого составляла около 40 тонн.

Бурло закрепили на деревянной колокольне, однако через некоторое время постройка пострадала при пожаре, а колокол разбился, упав с высоты.

Новый царь - Алексей Михайлович - также возжелал иметь в своем распоряжении необычный гигантский колокол.

Бронзовые осколки почившего звона собрали, добавили еще металла, и в 1652 году представили на суд правителя новое изделие, которое имело в диаметре более 5 метров и весило практически 130 тонн.

Создателями нового царь-колокола стали мастера отец и сын Даниловы.

Просуществовал этот экземпляр всего лишь два года и вскоре был разбит людской толпой во время Рождественских звонов.

В 1650 году к остаткам предыдущего звона снова добавили металла и отлили изделие вновь.

Это детище мастера Александра Григорьева уже весило порядка 160 тонн, причем 4 из них приходилось на язык гиганта. Работа заняла почти 10 месяцев.

За это время на стенах царь-колокола появились гравюрные портреты царя и царицы, патриарха Никона и херувимов.

Этот шедевр просуществовал достаточно долго по сравнению со своими предшественниками, вплоть до 1701 года, когда в пожаре погибли все кремлевские деревянные строения. Не обошел стороной огонь и Царь-колокол.

И вновь, в 1730 году теперь уже императрица Анна Иоановна приказала отлить новый звон, больше всех прежних. Выполнить задачу взялись мастера литейного дела Иван Моторин и его сын.

Работа проводилась в специально вырытой яме, оснащенной деревянными строительными лесами, и были завершены уже к 1735 году, но колокол так и оставался в земле. По мнению наших современников - специалистов литейного дела - именно тогда и произошел скол юбки колокола из-за нарушения технологии, что подтверждается многочисленными экспериментами.

Скорее всего, литейщики и ответственный люд не торопились поднимать колокол на поверхность, боясь гнева и наказания от императрицы.

Именно поэтому жива до сих пор легенда, мол пожар 1737 года и пощадил бы колокол, находящийся в глубокой земляной яме, однако загорелись леса, металл рынды раскалился, а при тушении пожара на него попала вода. В результате колокол треснул и от него отделился немаленький кусок металла.

Больше попытки восстановить Царь-колокол не предпринимались, и сегодня это - просто памятник русскому литейному искусству 17-18 веков, установленный на Ивановской площади в Кремле. Подняли его на поверхность лишь в 1836 году и воздвигли на специально исполненный постамент, где он и стоит до сих пор.

Знаменитый Царь-коло­кол предназначался для Ивановской звонницы. История его начинается со времен Бориса Годунова, повелевшего отлить колокол весом более чем в тысячу пудов и повесить на деревянном срубе. Однако в один из кремлевских пожаров деревянная звонница сго­рела, колокол упал и разбился. Алексей Михайлович приказал пере­лить его с большой добавкой металла, доведя вес до 8000 пудов, и поме­стить на Филаретову пристройку. Но царский благовестник повторил судьбу предшественника, разбившись при пожаре 1701 г.

В 1730 г. только что взошедшая на престол императрица Анна Иоанновна пожелала еще раз перелить обломки. Новый колокол должен был весить 13000 пудов (более 200 тонн). Отливка колокола та­кого размера представляла чрезвычайно сложную техническую зада­чу. Разрешить ее взялся мастер Иван Моторин. Прямо на площади ле­том 1734 г. начали устраивать печи. Первая отливка оказалась неудач­ной: печи прорвало, и металл ушел в землю, к тому же чуть было не начался пожар. Моторин начал подготовку ко второй отливке, но не успел завершить работу. Дело успешно продолжил его сын Михаил. Когда все сно­ва было готово к отливке, на площадь на всякий случай собрали 400 пожарных, и коломенский архиепископ Вениамин после молебна собст­венноручно затопил первую печь. 25 ноября 1735 г. литье было благо­получно закончено.

В целом декоративное убранство Царь-колокола - образец искусства барокко, в котором нашли отражение тенденции русского изобразительного искусства первой половины XVIII века и итальянская выучка скульптора. Скульп­тор Ф. Медведев, некогда посланный Петром I для обучения в Вене­цию, украсил литейную форму множеством орнаментов, надписей и рельефными фигурами Алексея Михайловича и Анны Иоанновны, ко­торые надо было очистить и прочеканить. Поэтому колокол так и оста­вался в яме, на решетчатом помосте, до 1737 г., когда в Кремле в оче­редной раз разбушевалась огненная стихия. Над литейной ямой вспыхнула деревянная кровля, а при тушении огня водой колокол не­равномерно охладился и треснул. Вначале его думали перелить, но по составленной смете расходы оказались больше, чем затратили на пер­воначальную отливку. Затем возник проект (правда, вряд ли осущест­вимый) припаять отколовшийся край, однако автор проекта, архитек­тор Форстенберг, умер от чумы 1770 г. Тем временем колокол продол­жал оставаться в яме. В 1821 г. по повеле­нию Александра I яму расчистили и спустили в нее лестницу для удоб­ства любителей достопримечательностей. На поверхность земли Царь-колокол извлекли только в 1836 г., водрузили на постамент и приварили сверху проушины-кронштейны, несущие державу с крес­том; механизмы для подъема колокола сконструировал строитель Исаакиевского собора в Петербурге, архитектор и инженер О. Монферран.

"Посетители Кремля часто задают вопрос о возможности отреставрировать уникальный колокол, чтобы он мог звучать. Этой проблемой интересовались еще в XVIII веке. Сначала появились исходившие от литейщиков предложения о перелитии колокола. Позднее - о возможном впаивании осколка. Наиболее интересными были проекты 1890-х годов известных российских инженеров Н.Н. Бенардоса и Н.Г. Славянова. В конце XIX века в прессе даже развернулась дискуссия о необходимости реставрации колокола. Современное состояние техники, конечно, позволяет запаять существующие трещины и даже вернуть на место осколок. Однако при этом неизбежно пострадает неповторимый декор Царь-колокола. Тем более, невозможна его переливка в новый звучащий колокол, поскольку он является памятником истории, искусства и литейного дела." И.Д. Костина. Колокола Московского Кремля. Москва, 2007

Кремль: мини-путеводитель по территории

Для этого на вырыли котлован глубиной 10 метров, и поместили туда форму. Неподалеку рабочие построили 4 литейные печи. Для лучшего звучания колокола в сплав из меди и олова добавили 525 кг серебра и 72 кг золота. Украсили Царь-колокол орнамент и барельефные портреты царя Алексея Михайловича и Анны Иоанновны.

По официальной версии, во время пожара 1737 года сгорели деревянные балки, на которых держался колокол. Чтобы он не расплавился, начали лить воду. Из-за перепада температур от колокола откололся кусок, весом 11,5 тонны.

Но историю с пожаром могли придумать для путеводителей, а трещины, вероятно, появились из-за неправильного охлаждения - технологической ошибки литейщика. Возможно, поэтому Моторин попросил за работу всего 1 000 рублей, тогда как за литье более простых колоколов для Новодевичьего монастыря и Троице-Сергиевой Лавры он получил 6 000 рублей за каждый.

В 1836 году архитектор Огюст Монферран поднял Царь-колокол на постамент и поместил на его вершине шар и золоченый крест - символ державы. Так в Московском появился памятник литейного искусства.

Но у Царь-колокола были «прадед», «дед» и «отец».

В 1600 году Андрей Чохов отлил по приказу Бориса Годунова огромный колокол «Царь». Он весил около 40 тонн и находился в специально построенной клети. Но во время пожара в начале XVII века он упал и разбился.

В 1652 Алексей Михайлович поручил изготовить новый Царь-колокол Даниле и Емельяну Даниловым. «Дед» весил 130 тонн, но не отличался прочностью: при рождественских звонах 1654 года он разбился. Перелить колокол Алексей Михайлович доверил Александру Григорьеву. Вес нового колокола достиг уже 160 тонн. Его басовый звон звучал над Москвой более тридцати лет, но при пожаре 1701 года «отец» упал и разбился. Из осколков по приказу императрицы Анны Иоанновны отлили новый колокол.

В 1747 году мастер Слизов предлагал перелить Царь-колокол, а архитектор Форстенберг хотел даже впаять вышибленный край и уверял, что звук не пострадает.

Александр III даже хотел поставить в Кремле гигантскую Царь-колокольню. Но от дорогостоящей идеи пришлось отказаться. Больше гигантских колоколов на Руси не отливали.

Говорят, что... ...Царь-Колокол перекрасили для маскировки во время Великой Отечественной войны.
...изначально отливку Царь-колокола предложили королевских золотых дел мастеру французу Жерменю. В ответ он рассмеялся: «Никто в мире этого сделать не сможет, господа», и от работы отказался.
...Царь-колокол разбил тяжелой рукой Петр Великий. Когда царь вернулся в Москву после Полтавского сражения, он приказал в честь победы звонить во все колокола. Но Царь-колокол не зазвонил, как ни старались звонари раскачать его тяжелый язык. Петр разгневался и прислал в помощь звонарям роту гвардейцев. Язык колокола сорвался, но он не зазвонил. Петр в бешенстве ударил по колоколу дубинкой, и от него откололся кусок, а сам колокол загудел и ушел в землю.

По инициативе Николая I Московский Кремль обрел еще одну достопримечательность – знаменитый Царь-колокол. Отлитый во времена Анны Иоанновны гигантский колокол целый век пролежал в глубокой яме. В июле 1836 года его извлекли оттуда и выставили для всеобщего обозрения.

В эпоху Николая I Московский Кремль преобразился: исчезли последние следы французского нашествия 1812 года, появились новые здания Большого Кремлевского дворца и Оружейной палаты. Началась и реставрация исторических памятников. Одним из крупнейших достижений стало решение буквально «проблемы века» – подъема на поверхность земли Царь-колокола.

Его размеры не могут не впечатлять. В свое время парижский «золотых дел мастер, член Академии наук» Жермень, получив предложение от русской императрицы Анны Иоанновны отлить колокол весом в 10 тыс. пудов (более 163 тонн; 1 пуд равен 16,3804964 кг), счел это шуткой: выполнение такого заказа казалось ему невозможным. А вот русский мастер Иван Моторин не только не испугался поставленной задачи, но и значительно этот план «перевыполнил»: отлитый им Царь-колокол весил 202 тонны – свыше 12 тыс. пудов! Неправильно держать такое чудо в земле, рассудил император Николай.

Колокололитейные рекорды

По одной из версий, первый Царь-колокол появился еще в XVI веке, при Иване Грозном : при церкви Иоанна Лествичника висел колокол весом в 1 тыс. пудов (чуть больше 16 тонн), которому и дали столь громкое и почетное название. Другому колоколу по наследству оно перешло уже в эпоху царя Алексея Михайловича: вес колокола, отлитого в 1654 году мастером Александром Григорьевым , составил около 8 тыс. пудов (131 тонна). Согласно преданию, этот Большой Успенский колокол (таким было его официальное название) долгое время никто не решался поднять, и только в 1668 году механику-самоучке, исполнявшему обязанности царского привратника, сложная задача оказалась под силу. Колокол благовестил в звоннице, находившейся неподалеку от колокольни «Иван Великий», до 19 июня 1701 года. Случившийся в тот день пожар, охвативший значительную часть Кремля, не пощадил и колокол: несколько полученных серьезных трещин не могли не повлиять на звучание – звонить в него стало уже невозможно.

Работами по подъему Царь-колокола и водружению его на постамент руководил французский архитектор и инженер Огюст Монферран. Литография из альбома «Описание Царь-колокола в Москве», вышедшего в Париже в 1840 году

Решения своей судьбы он ждал долго, поскольку после перевода столицы в Санкт-Петербург московскими колоколами в течение многих лет никто не интересовался. Лишь в 1730 году его наконец сняли и по приказу Конторы артиллерии и фортификации (она ведала Пушечным двором, где отливали не только пушки, но и колокола) разбили на мелкие кусочки для последующей переливки в новый колокол. Анна Иоанновна, недавно вступившая на престол, задумала явить миру Царь-колокол, который превосходил бы рекорд предшественника, с использованием этих фрагментов. Тогда-то по ее указанию граф Иоганн Эрнст Миних (сын знаменитого фельдмаршала), служивший в российском посольстве в Париже, и обратился к мастеру Жерменю. Правда, француз, оправившись от первоначального удивления, предложил столь сложный и дорогостоящий проект, что императрица сама поспешила от его проекта отказаться.

Подъем Царь-колокола. Чертеж ХIХ века

После неудачи с иностранными специалистами было решено обратить внимание на отечественных мастеров. Выбор пал на Ивана Федоровича Моторина и его сына Михаила – представителей старинной московской династии литейщиков, уже прославленных созданием Воскресенского и Великопостного колоколов для «Ивана Великого», колокола для Набатной башни Кремля, колоколов для ряда больших соборов и известных монастырей России, а также 115 артиллерийских орудий по заказу Петра I во время Северной войны. Чертежи будущего колокола, смету и предварительно отлитую Моториными модель весом в 12 пудов отправили в Петербург для утверждения, и разрешение на продолжение работ было получено.

Кремлевская катастрофа

По предложению мастеров формовку и отливку колокола производили прямо в Кремле, для чего была вырыта яма глубиной в 10 метров на Ивановской площади – между «Иваном Великим» и Чудовым монастырем. Изнутри яму укрепили дубовыми брусьями с металлическими ободьями и обложили кирпичом. А вокруг нее установили четыре плавильные печи, каждая из которых вмещала до 50 тонн металла. Для литья нового Царь-колокола, как уже говорилось, предполагалось использовать расколотые куски григорьевского колокола, пострадавшего при пожаре в 1701 году, но этого материала, естественно, недоставало, и потому из Петербурга были выписаны еще олово и сибирская медь. Что касается состава металла, то проведенные позднее исследования показали, что в сплаве Царь-колокола содержится также примерно 72 кг золота и около 525 кг серебра.

Царь-колокол в Московском Кремле. Худ. Э. Джильбертсон. 1838

Только подготовительные работы, начавшиеся в январе 1733 года, продолжались на протяжении почти двух лет. Не обошлось без проблем, случались и аварии. Так, при первой попытке литья в ноябре 1734 года обнаружилась утечка меди из печей, из-за чего пришлось срочно останавливать плавку и тушить возникший пожар. Для возобновления работ потребовалось время. В августе 1735 года – новый удар: скончался мастер Иван Моторин . Завершал дело уже его сын Михаил. 24 ноября 1735 года Царь-колокол был готов: плавка заняла 36 часов, а непосредственно отливка – всего 36 минут (каждую минуту в форму поступало 7 тонн металла!).

Колокол небывалых размеров украсили богатый орнамент и рельефные изображения: в клеймах наверху – образы Спасителя, Богородицы и Иоанна Предтечи, а также апостола Петра и праведной Анны Пророчицы. Выбор именно этих святых не случаен: прославляются небесные покровители самой императрицы, ее отца (царя Иоанна V ) и дяди (императора Петра I). Ниже расположены искусно выполненные портреты Анны Иоанновны и царя Алексея Михайловича в полный рост, а между ними в больших барочных картушах с завитками, ангелами и цветами – две надписи, повествующие об истории создания колокола. Над выполнением деревянных моделей икон, изображений и надписей для Царь-колокола трудилась целая группа специально выписанных из Петербурга мастеров-резчиков – Василий Кобылев, Петр Галкин, Петр Кохтев, Петр Серебряков и Петр Луковников . А вот имя скульптора долгое время оставалось неизвестным. Лишь недавно историкам удалось его установить: Федор Медведев.

После отливки колокол все еще пребывал в яме, поскольку продолжались чеканные работы. Он стоял на железной решетке, основой для которой служили 12 дубовых свай, вбитых в землю. Поднять его на поверхность так и не успели: 29 мая 1737 года грянула катастрофа. В Москве заполыхал грандиозный пожар, какого город не видел уже много лет. Загоревшуюся над колоколом кровлю и падавшие в яму охваченные огнем бревна принялись тушить водой, что и стало роковой ошибкой. Из-за быстрого и неравномерного охлаждения колокол сначала треснул, а потом от него откололся значительный кусок – весом в 780 пудов (11,5 тонны). После этих трагических событий колокол остался лежать в яме – как выяснилось, почти на… 100 лет.

Интересно, что впоследствии, когда в народе стали забываться истинные причины нахождения колокола в земле и приобретения им повреждений, появился целый ряд необычных легенд и мифов с различными версиями о том, как это произошло. Например, московские старообрядцы говорили о падении колокола в связи с реформами Никона и свято верили, что когда-нибудь его звон возвестит о победе сторонников древнего обряда. Не менее популярная легенда связывала произошедшее с именем Петра I. Дескать, вернувшись после победы под Полтавой в Москву, царь приказал звонить во все колокола, но звонари, как ни старались, этот гигантский колокол заставить зазвучать не могли. Тогда-то, утверждали в народе, разгневанный Петр и ударил его дубинкой со словами: «Вот тебе за то, что не хочешь о моей победе звонить!» В месте удара от колокола откололся огромный кусок, а сам он с гулом ушел глубоко под землю… Возможно, возникновение этой легенды обусловлено петровской кампанией по переплавке колоколов в пушки.


ЗАХАРОВ Н.Н. Кремлевские колокола. М., 1969
БОНДАРЕНКО А.Ф. Московские колокола XVII в. М., 1998

На свет Божий

На самом деле мысли об извлечении Царь-колокола из ямы возникали неоднократно. Императрица Елизавета, изъявившая желание поднять его и заново перелить, нашла составленную на этот случай смету завышенной. Не увенчались успехом и старания Екатерины II , затем ее внука Александра I. Николай I, узнав о новом способе починки колоколов, поначалу хотел его восстановить и соорудить для него особую звонницу, но и этот проект остался лишь на бумаге. В то же время яма с колоколом на Ивановской площади, мягко говоря, не украшала облик Кремля. Чтобы хоть как-то исправить положение, над ней соорудили деревянный помост, имевший дверь, через которую все желающие, взяв ключ у звонарей колокольни «Иван Великий», могли спуститься и увидеть дивный исполинский колокол.

Когда стало ясно, что Царь-колокол уже никогда не будет звонить, император Николай I распорядился установить его в Кремле как памятник, подняв на постамент. В 1836 году было принято окончательное решение о вызволении гигантского колокола из его вековой темницы. Эту работу поручили проверенному специалисту – французскому архитектору и инженеру Огюсту Монферрану , который к тому моменту уже получил известность в России благодаря строительству Исаакиевского собора и сооружению Александровской колонны на Дворцовой площади в Петербурге.

Поднятие Царь-колокола тщательно готовили: прежде всего вынули землю, окружавшую колокол, укрепили стенки ямы, выкачали воду, в течение шести недель возводили строительные леса. Но первая попытка все же обернулась неудачей: при подъеме колокол повлек за собой железную решетку, на которой он был когда-то укреплен, из-за чего деревянная подъемная конструкция затрещала, лопнула часть канатов (Монферран впоследствии предположил, что канаты отсырели при доставке в Москву из Петербурга). Вся проделанная работа была бы напрасной, если бы не смелость одного из рабочих, который бесстрашно спустился в яму и под нависшим над ним колоколом установил подпорку из бревен. Колокол зафиксировали в таком положении, работы на время остановили.

Вторая попытка подъема, для которой было увеличено количество канатов и воротов, наконец оказалась удачной. 23 июля 1836 года за 42 с половиной минуты Царь-колокол извлекли из ямы и водрузили на восьмигранный постамент, установленный возле колокольни «Иван Великий». Монферран увенчал колокол большой державой с позолоченным крестом, подчеркнув таким образом его царское название. С тех самых пор он стоит на своем почетном пьедестале вместе с отколовшимся когда-то из-за пожара куском, припаять который так и не удалось, да и вряд ли теперь эта задача актуальна. Исполинский колокол во время Великой Отечественной войны сослужил добрую службу: в 1941 году в нем размещался узел связи Кремлевского полка.

Царь-колоколу, отлитому русскими мастерами при императрице Анне Иоанновне, без малого 300 лет, но его рекордный вес остается непревзойденным не только в России, но и за ее пределами. Это по-прежнему самый большой колокол в мире.

Царь-пушка

По повелению императора Николая I в Московском Кремле был установлен и другой памятник царского масштаба – Царь-пушка. Отлитая в 1586 году мастером Андреем Чоховым на Пушечном дворе, она украшена конным портретом царя Федора Иоанновича в короне и со скипетром в руке. Предполагалось, что на поле сражения для пушки будет вырыт специальный окоп, поэтому лафета у нее изначально не было. Впрочем, принять участие в боевых действиях ей так и не довелось: сперва она стояла на Красной площади, а в XVIII веке переехала во двор Арсенала.

В 1835 году по эскизам Александра Брюллова , брата знаменитого художника, для Царь-пушки на петербургском заводе Чарльза Берда (о чем сообщает надпись на торце оси лафета) были изготовлены декоративные ядра, а также сам лафет, украшенный львиной головой и богатым растительным орнаментом. В 1843 году пушке подыскали более заметное и почетное место – возле старого здания Оружейной палаты.

Этим преследовалась особая цель, озвученная в указе:

«Постановление старинных орудий у палаты будет прилично и соответственно уже потому, что само здание ее назначено для хранения достопамятностей».

В начале 1960-х, когда старое здание Оружейной палаты было снесено для строительства Кремлевского дворца съездов, Царь-пушке пришлось снова переселяться – теперь на Ивановскую площадь. Но новое ее расположение оказалось, пожалуй, самым удачным: сегодня Царь-колокол и Царь-пушка образуют единый ансамбль.

Никита Брусиловский

error: